Ралли лондон сидней 1968 года победитель москвич


Тяжелейшие международные марафоны «Лондон — Сидней» и «Лондон — Мехико» 1968 г. и 1970 г. современники назвали «Ралли века». Команды советских «Москвичей» были в числе немногих успешно дошедших до финиша. Составляющей успеха были не только сами автомобили — героизм пилотов, штурманов и механиков отмечали даже соперники.

Выставить свои экипажи в двух на самом деле выдающихся ралли-марафонах Советскому Союзу помог случай. Один из руководителей советской внешнеторговой организации «Автоэкспорт», совершенствуя свой английский, читал за чаем британскую прессу и наткнулся на анонс первого ралли-рейда. Времени до конца регистрации оставалось немного, и чиновник немедля позвонил в Министерство автомобильной промышленности. «Добро» на государственном уровне было получено сразу. Генсек Леонид Ильич, как известно, сам был не чужд любви к автомобилям.

До начала соревнований никто из именитых людей мирового автоспорта и организаторов гонки «Москвичи» всерьез не воспринимал. Когда перед стартом марафона в Лондоне проходил светский раут и всех участников попросили выбрать три потенциальные команды-лидера, лишь польский гонщик Собеслав Засада точно подметил, что советские машины еще себя покажут.

Для команд-участниц и в первом, и втором марафонах на заводе готовили по запасному автомобилю. Как оказалось, отнюдь не на случай серьезной поломки в последний момент одной из зачетной машин. Ввиду надежности «боевых» автомобилей, главная роль запасного образца сводилась к позированию для фирменных фотоальбомов и буклетов. Собственно говоря, и прошедшие весь нелегкий путь рейда экземпляры «Москвичей» тоже сохранили свой товарный вид.

Казусы в ходе гонки

Длинный путь обоих ралли-рейдов приносил нашим гонщикам приятные сюрпризы и не очень. Так, еще двигаясь по автобанам и проселкам Европы, пилоты «Москвичей» начали замечать за собой хвосты из других «боевых» автомобилей — пелотоны по 2-3, а иногда и 5-7 машин, не торопящихся обгонять «русских». Сначала пытались найти у себя какую-то неисправность, потом внимательно смотрели на ограничения скорости, не нарушаются ли ПДД. Но разгадка оказалась достаточно простой: наши штурманы были лучшими среди всех участников гонки и никогда не блуждали по узким улицам старых европейских городков. В которых, естественно, никогда раньше не бывали.

В первом марафоне, когда маршрут проходил через Италию, все гоночные авто лишились своих номеров на боковинах кузова. С чем это связано? Дело в том, что итальянцы, как известно, народ эмоциональный, и они, видя на своих улицах соревнующиеся экипажи, не упускали возможность потягаться на своих «Альфах» и «Фиатах» с марафонскими «Мерсами» и «БМВ». Пилоты заводской команды Ford вспоминали, что когда их остановили полицейские за превышение скорости, то согласились отпустить лишь после импровизированного стритрейсерского заезда. Надо сказать, что патрульная Alfa Romeo проиграла раллийному Ford Escort, хотя перед заездом карабинеры убеждали гонщиков в обратном.

Ford Escort MK1

В бразильском Сан-Паулу неприятная история с хорошим концом приключилась с одним из наших экипажей. На какой-то из улиц города две машины вдруг блокировали «Москвич». Два человека, вооруженных автоматическим оружием, попытались вломиться в салон 412-го. Один из членов экипажа, проходивший срочную службу в советских ВДВ, дал отпор, крепко ударив нападавшего, затем успел закрыть окно и дверь на замок. Вокруг машины собралась толпа, пытавшаяся ее перевернуть. Но один молодой человек на ломаном английском поинтересовался национальностью гонщиков. Узнав, что команда советская и Гагарин в самом деле советский космонавт, нападавшие сняли осаду, и «Москвич» продолжил гонку. Позднее выяснилось, что один из английских экипажей, незадолго до того промчавшийся по этой улице, чуть не сбил мальчика. Его отец и пытался напасть на автомобиль — горячие бразильцы решили отомстить тем, кто попался под их горячую руку.

На австралийском этапе первого пробега гонщики одного из «Москвичей» не поставили на передок защиту от кенгуру — хотели сэкономить в весе, не перегружая передок. По иронии судьбы именно экипаж этого автомобиля оказался единственным из нашей команды, кто сбил взрослого кенгуру. Большое животное помяло облицовку передка, оказалась разбитой фара, а главное — пробило радиатор. На ремонт потратили более получаса.

В гонке 1970 года советская команда из-за азарта борьбы даже потеряла одну машину. Несмотря на то что внутренняя конкуренция в команде жестко пресекалась, полностью ее побороть не удалось. Во время смены водителя мимо «Москвича» под номером 21 промчался другой наш экипаж. Пилот кинулся догонять коллег по команде и в горячке, прыгнув за руль, не пристегнулся ремнем. Как на грех, сразу после этого на одном из крутых виражей гонщик не справился с управлением и отправил «Москвич» под откос. Машина пошла кубарем, при перевороте водитель вылетел через дверь и сломал семь ребер.

Экипаж следовавшей в конце пелотона нашей «технички» увидел на обочине горной дороги местных ребятишек, играющих табличкой со стартовым номером 21, и почуял неладное. «Дознание» привело к месту аварии, и соотечественники пришли на помощь пострадавшим. Ближайший город, где можно было получить медицинскую помощь, находился в 500 километрах. Туда и отправилась «техничка», принявшая на борт раненого, а потерпевший аварию «Москвич» поставили на колеса, и он продолжил гонку.

Правда, судьи все-таки сняли 21-й номер с соревнований, но не по техническим причинам, а из-за потери члена экипажа, оставшегося в больнице. Дальше остальным экипажам «Москвичей» пришлось ехать гораздо медленнее, перестраховываясь, чтобы наверняка довести до финиша оставшиеся три зачетные машины — именно столько требовалось, чтобы зафиксировать в Мехико финиш «Москвичей» в командном зачете.

Ремонт в полевых условиях

Можно смело сказать, что советская команда добилась высоких результатов вопреки скромной поддержке и экономному финансированию. Заводские команды Ford, Peugeot, Citroen, British Leyland и прочие обладали десятками «техничек» и даже вертолетами поддержки, а команды механиков встречали «своих» на каждом бивуаке.

И зачастую по ночам, вместо отдыха, они обслуживали и ремонтировали потрепанные за день «Москвичи». Отсыпались потом прямо на трассе, покрепче пристегнувшись к сиденью своей несущейся по спецучастку машины. Да и то высыпались далеко не всегда, ведь самые нешуточные ремонты на маршруте экипажи часто успевали закончить своими силами еще до того, как прибывала помощь «технички». Запасные узлы и детали везли прямо в багажниках «боевых» машин.

Значительную часть маршрутов обоих марафонов составляли провинциальные дороги без какого-либо покрытия, горные серпантины, каменистые тропы. По воспоминаниям участников, были этапы, когда наши «четыреста двенадцатые» целый день двигались не выше чем на второй передаче. С другой стороны, на некоторых спецучастках, в том числе и в горах, средняя скорость «Москвичей» составляла 100, а то и 120 км/ч! Даже при сегодняшнем уровне техники и навигации трудно представить себе, как можно вести перегруженную легковушку (не джип, не кроссовер!) по пересеченной местности в таких условиях.

О сложности трассы, качестве нашей техники и машин соперников говорит, к примеру, интересная статистика второго марафона. Из 12 авто марки Peugeot к финишу добрался только 1, из 9 «Фордов» черно-белый клетчатый флаг увидели экипажи всего 4 машин, заводская команда Citroen у финиша встречала один свой автомобиль (стартовало 6), из 6 британских Triumph в конечный пункт марафона доехали 2. «Москвичей» же стартовало 5, а финишировало 3, как ни крути — лучшая статистика в гонке!

А авто таких марок, как Porsche, Mercedes, BMW, Hillman вообще не пересекли финишную отметку. И если бы нашим парням такую техподдержку, какая была у вышеупомянутых команд маститых марок, они наверняка дошли бы до Мехико без потерь, заняв в командном зачете не третье, а более высокое место. Но такой результат «Автоэкспорту» и советскому автопрому не очень-то был и нужен: производственных мощностей АЗЛК и без того едва хватало для удовлетворения спроса, а 60% выпущенных «Москвичей» уходило на экспорт…

Но не будем предаваться ностальгии, и сегодня у нас есть серьезный повод для гордости. Мало кто сделал для защиты спортивной чести Отечества столько, сколько наши спортсмены на грузовиках в ралли-рейдах «Дакар» и Africa Eco Race. Будем надеяться, что поводов для автомобильной гордости у нас будет становиться все больше и больше.

Кто это все придумал

Идея организации международного ралли-рейда по маршруту «Лондон — Сидней» пришла некоему владельцу британской газеты Daily Express. Бизнесмену и журналисту хотелось создать яркий информационный повод для издания и привлечь инвестиции в «застывшую» английскую послевоенную экономику. Кроме того, по мнению организаторов, большие шансы на победу имели автомобили именно британских марок, что могло бы увеличить их продажи на зарубежных рынках.

Проведение второго марафона в 1970 году инициировали издатели британского таблоида The Daily Mirror, увидев определенный символизм. Все дело в том, что в 1966 году сборная Англии по футболу выиграла Чемпионат мира у себя дома. Следующим хозяином мундиаля являлась Мексика, поэтому было решено соединить трансконтинентальным пробегом стадионы «Уэмбли» (Лондон) и «Ацтека» (Мехико). В багажнике одного из гоночных автомобилей даже находился фрагмент лондонского газона, который посадили на стадионе по прибытии в столицу Мексики.

По сути, марафон Лондон — Мехико стал чемпионатом мира. На старт в 1970-м вышли 96 экипажей, в том числе весь раллийный цвет того времени: победитель ралли Лондон — Сидней Эндрю Коуэн на «Триумфе», за команду «Форд» ехали Собеслав Засада, Рауно Аалтонен, Тимо Мяккинен, Хану Миккола (его экипаж и выиграл гонку), Роджер Кларк. Для любителей истории автоспорта — люди-легенды! В этой представительной компании стартовали и пять «москвичей-412». Машина № 21 — Иван Астафьев, Александр Сафонов, Геннадий Гаркуша, № 28 — Леонтий Потапчик, Юрий Лесовский, Эдуард Баженов, № 40 — Сергей Тенишев, Валентин Кислых, Валерий Широченков, № 71 — Гунар Хольм, Каститис Гирдаускас и Владимир Бубнов, № 84 — Эммануил Лифшиц, Виктор Щавелев.

На пять боевых машин выделили всего две технички. В универсалах «Москвич-427», полная масса которых достигала 2500 (!) кг, ехали К. Акилов, Е. Андреев, Ю. Полторацкий, А. Терехин и начальник команды К. Сочнов.

Автомобили, подготовленные АЗЛК, не слишком отличались от серийных: моторы развивали около 80 л.с. В салоне стояли каркасы безопасности, а под днищем — защита. «Москвичи» снабдили дополнительными 75-литровыми бензобаками, а карбюраторы — устройствами для компенсации недостатка кислорода на большой высоте.

До Лиссабона команда дошла в полном составе. А самое трудное началось, конечно же, в Южной Америке. Каменистые горные спецучастки вдали от цивилизации «выкашивали» один экипаж за другим. Попал в аварию один из фаворитов — Коуэн. С дистанции сошли все пять стартовавших «порше», четыре «мерседеса» из пяти, пять «ситроенов» из шести. Наши потеряли две машины: экипаж Ивана Астафьева сорвался со скалы, а Лифшиц и Щавелев не успели на КВ в заданное время. Технички шли за боевыми машинами всю дистанцию, порой почти в гоночном режиме. Кстати, западные команды оставили свои машины сопровождения в Европе, подготовив для Америки свежие.

На стадион «Ацтека» в Мехико въехали всего 23 машины, среди них «москвичи» под номерами 28, 71 и 40, занявшие соответственно 12, 17 и 20-е места, а в целом — третье командное (его давали по результатам трех лучших экипажей): после «Форда» и «Бритиш Лейланд». И это была наша победа.

История отечественного автоспорта знает не много подобных результатов. Успех 1970-го вполне сравним с достижениями КамАЗов на «Дакарах» последних лет. Поздравляем участников легендарного марафона! Помним тех из них, кого уже нет с нами.

Триумфаторы века: «Москвичи», победившие Porsche-911 и BMW 2002

Сегодня уважающие себя европейские газеты и журналы занимаются спонсорством модных тусовок и концертов. Четыре с половиной десятилетия назад ведущие издания увлекались автоспортом, организовывая трансконтинентальные марафоны. В крупнейших ралли-рейдах прошлого века «Лондон — Сидней» 1968 года и «Лондон — Мехико» 1970 года принимали участие советские команды.

Кому быть героем?

После того как руководители «Автоэкспорта» узнали о предстоящем первом марафоне, было решено поучаствовать в нем — для продвижения достаточно популярных на некоторых рынках отечественных машин и поднятия престижа советского спорта.

В Советском Союзе закипели дискуссии. Чиновники внешнеторговой организации спорили, какой модели участвовать в гонке: «Волге» ГАЗ-21 или «Москвичу-408». Вместе с инженерами рассматривали надежность и ремонтопригодность машин, популярность на рынках стран, через которые проходит маршрут соревнования.

Последнее слово сказал маркетинг. Первая «Волга» была устаревшей машиной, ей уже подготовили достойную замену. А вот «Москвич» — другое дело! «Малолитражка», как тогда говорили о машинах с 1.3-1.5-литровым объемом мотора, неплохо продавалась за границей (до 65% годового выпуска уходило на экспорт). К тому же машина недавно получила новый, более мощный (75 л.с.) двигатель УМЗ-412, и нужно было завоевывать новые рынки.

Анатомия гоночного «Москвича»

В гонке «Лондон — Сидней» стартовали четыре «Москвича», а финишировали три из них (результат лучшего экипажа — 20-е место). Через три года в «Лондон — Мехико» приняли участие уже пять экипажей, три из которых доехали до финиша, заняв в абсолютном зачете 12-е, 17-е и 20-е места, а в своем классе (объем 1.3-1.6 л) оккупировали подиум со 2-го по 4-е место. Что же собой представлял автомобиль, который удивил весь автомобильный бомонд 60-х?

Четырехдверный пятиместный седан с несущим кузовом пришел на смену модели 403 (это ее за схожесть с ГАЗ-21 шутники именовали маленькой «Волгой»). Разработка совершенно нового в сравнении с предшественником автомобиля началась на МЗМА в 1959 году, серийное производство машины стартовало в 1964 году. Через пять лет «Москвич» пережил, говоря современным языком, рестайлинг. В числе прочего передняя оптика стала прямоугольной, изменились интерьер, задние крылья и фонари.

Технический регламент обоих марафонов не ограничивал участников в усовершенствовании автомобилей. Но заводская команда «Москвича» приняла решение выступать на стоковых седанах, внеся лишь минимальные доработки. Ход сработал. Потенциальные покупатели видели, как серийные машины преодолевают самые серьезные препятствия, и спешили в автосалоны покупать советские «Москвичи» — крепкие и выносливые.

В марафоне 1968 года принимали участие четыре бежевых «Москвича-412» в старом «четыреста восьмом кузове» — с вертикальными задними фонарями и четырьмя круглыми фарами. В 1970 году к финишу в Мехико пробивались уже серо-голубые рестайлинговые машины. Их фары были прямоугольными, а задние светоблоки расположены горизонтально, не считая выступающего вверх треугольника указателя поворотов.

Автомобили для марафонов проверялись основательно. Первым делом на Уфимский моторный завод отправилась команда инженеров с АЗЛК, которая следила за изготовлением и обкаткой на стендах силовых агрегатов для боевых машин. Каждый двигатель проработал 62 часа, после чего их разобрали, проверили и вновь собрали. Каждая деталь в моторе получила свой сертификат качества. Сами двигатели были стандартные, не форсированные. Дело не в неумении отечественных инженеров повышать мощность двигателей, а в том, что на многих участках маршрута были лишь заправки с топливом октанового числа 66-70, при том, что даже нефорсированному УМЗ-412 требовался 93-й бензин. Учитывая то обстоятельство, что несколько тысяч километров экипажам предстояло проехать на высоте 3-4 тыс. м, в карбюраторах появились высотные корректоры.

Сборка самих автомобилей на заводском конвейере также проходила под присмотром инженеров и пилотов. В машинах для первого ралли-рейда кузов не усиливали, лишь проварили все стыки кузовных панелей сплошным швом вместо точечного. Из того, что отличало боевые машины первого марафона от серийных, стоит отметить также импортные амортизаторы Koni, дополнительный бензобак на 75 литров, масляный радиатор, расширительный бачок в системе охлаждения, усиленные рессоры, каркас безопасности, штурманское оборудование, гравийные шины Dunlop.

В 1970 году к уже перечисленным изменениям добавились более прочные маски на фары, алюминиевый поддон картера уступил место менее хрупкому стальному, в кузов вварили косынки и усилители. Также установили пневматический сигнал, гидровакуумный усилитель тормозов, усовершенствованную КПП с синхронизаторами на всех передачах.

Аксессуары и расходники

По правилам ралли, команды для каждого боевого авто должны были купить у спонсоров по одному комплекту шин, амортизаторов, баку топлива и канистре масла. В дальнейшем на протяжении всего марафона все эти комплектующие предоставлялись спонсорами бесплатно. С нашей командой приключилась история, которая с положительной стороны характеризует тогдашних представителей компании Koni. По пути на пароходе из Мумбаи в австралийский Перт гонщики, ремонтировавшие «Москвичи», выявили отсутствие запасных амортизаторов. Тогда капитан советской команды прямо с судна отправил телеграмму в центральный офис компании в Нидерланды (не зная точного адреса) с просьбой прислать в порт прибытия недостающие комплектующие. Местные торговые представители оперативно среагировали, и уже в порту наших гонщиков ждали новые амортизаторы.

О нетребовательности к расходникам и ремонтопригодности «Москвичей» говорит такой показательный случай. На одном из австралийских спецучастков острым камнем перебило тормозную магистраль, вытекла вся тормозная жидкость, а запасной бутылочки с собой не оказалось. Тогда изобретательные пилоты позаимствовали обычную воду из расширительного бачка и наполнили ею тормозную систему. Со столь необычной «тормозухой» автомобиль успешно проехал более сотни километров и финишировал с небольшим штрафом. Отдельного слова заслуживает феноменальная скорость выполнения всех ремонтных работ гонщиками и по совместительству механиками. Так, на замену коробки передач в полевых условиях отводилось 25 минут, на замену поддона картера двигателя — всего 20.

Как советский Москвич 412 стал легендой автомобильных гонок: 4 лучших выступления на международных ралли-рейдах

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Марафон Лондон — Сидней 1968 г.

А началось все в 1968 г. Организованное британской газетой «Daily Mirror» «Ралли века» по маршруту из Лондона в Сидней – марафон протяженностью 16 тысяч километров и 11 стран стал знаковым в истории автоспорта. Успешное выступление на таком мероприятии было лучшей рекламой для выступающего автомобиля. А поскольку «Москвич» планировали продавать на экспортных рынках, ему эта реклама была необходима.

Марафон выдался по настоящему непростым: из 98 экипажей финишировали только 56. Наша команда «Автоэкспорт» пересекла финишную линию в полном составе и заняла 4-е общекомандное место. И все это при том, что у советских гонщиков, в отличие от именитых конкурентов, не было станций техобслуживания на маршруте. Ремонт машин лег на экипажи «техничек», в роли которых выступили универсалы Москвич 427. Они, в полном смысле слова, героически на всем маршруте ехали за «боевыми» экипажами будучи под завязку загруженными запчастями.

Марафон Лондон — Мехико 1970 г.

Марафон 1968 года вышел по настоящему впечатляющим зрелищем. Неудивительно, что его решили повторить. На этот раз финишировали экипажи в Мехико, а путь стал почти в два раза больше: 26 тыс. км. и 26 стран. На старт вышло 96 экипажей, среди них 5 Москвичей, к финишу пришло же только 23 машины, среди которых 3 «четыреста двенадцатых». Советские гонщики заняли третье место в командном зачёте, 12, 17, и 20 места в общем зачете и 2, 3, 4 места в личном зачете в своем классе. Итогом обоих супермарафонов стало признание «Москвича» как надежного, крепкого автомобиля, а ведь наши гонщики ездили на машинах, которые по сути ничем не отличались от стандартных.

Ралли «Тур Европы» 1971 г.

Успех, добытый участием в «сверхмарафонах», был подкреплен выступлением на ралли «Тур Европы» 1971 года. Участникам этого ралли следовало пройти больше 14 тыс. км по дорогам 16 стран. Компанию на этом турнире «Москвичам» составили представители Волжского автозавода на ВАЗ–2101.

Обе команды отлично себя показали. Команда «Автоэкспорт», выступающая на Москвичах 412 модели, получила «Золотой кубок» и стала победителем соревнований, а дебютанты на волжских машинах заняли второе место и получили «Серебряный кубок».

«Западное Сафари — Аргунгу» 1973 г.

В 1973 г на старт ралли «Западное Сафари — Аргунгу», которое проходило в Нигерии, вышло 27 экипажей, среди которых команда «Автоэкспорт» на трех Москвичах. Ралли проходило в жесточайших условиях: 3700 км протяженностью, среди которых 700 км – это полнейшее бездорожье, сумасшедшая жара, высокая запыленность трассы. Техника, как и люди, работала на пределе. До финиша добралось всего лишь 7 экипажей. Удивительно, но все три советских машины пересекли финишную линию заняв второе, третье и пятое места, а главное первое место в общекомандном зачете.

И ведь могли же…

Москвичи были очень популярными как у нас, так и за границей из-за своей репутации надежного автомобиля. В продолжение темы 5 надежных подержанных автомобилей, владельцы которых посещают СТО только для плановых проверок

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Легенда ралли Москвич — 412

Мировая автомобильная общественность вернулась к полузабытой практике сверхдальних автомарафонов в конце 1968 года для Московского Завода Малолитражных Автомобилей (МЗМА) это было как нельзя кстати. Появилась прекрасная возможность не только провести дополнительные испытания новых «Москвичей», но и продемонстрировать всему миру их достоинства. Сам факт успешного прохождения маршрута уже считался серьезным достижением. «Москвичу-412» выпала честь участвовать в двух крупнейших марафонах, которые вошли в историю как «ралли века»: Лондон-Сидней (ноябрь-декабрь 1968 года) и Лондон-Мехико (апрель-май 1970 года).

Маршрут гонки, организованной британскими газетами Daily Express и Daily Telegraph, был весьма затейливым: Лондон- Кале-Париж-Турин-Белград-Стамбул- Сивас-Эрзинджан-Тегеран-Кабул-Дели- Бомбей-Фримантл-Юанми-Лейк-Кинг- Седуна-Мингери-Омео-Сидней. Всего около 16 тыс. км преимущественно по бездорожью.

Нашу страну представляли четыре «Москвича-412» и команда из десяти проверенных гонщиков. Новенькие «Москвичи» оборудовали усиленными сцеплением и рессорами, амортизаторами фирмы Koni, защитой передней подвески и картера двигателя, вакуумными усилителями тормозов и дополнительными 75-литровыми бензобаками.

Всего из Лондона стартовало 98 машин от двенадцати заводских команд ведущих мировых автопроизводителей. Дойти до финиша в Сиднее в полном составе, не потеряв ни одной машины, удалось лишь четырем командам: австралийской (Ford 1-е место), двум английским (ВМСAustin 2-е место, ВМС Morris 3-е место) и нашей. В абсолютном зачете экипажи «Москвичей» заняли 20-е, 22-е, 33-е и 38-е места (всего финишировало 56 автомобилей.)

Ралли Лондон — Сидней явилось хорошей проверкой возможностей новой модели, проверкой, которую не мог дать ни один испытательный стенд, ни один полигон. Первый успех окрылил, и в начале 1970 года АЗЛК качал готовиться к новому марафону — Лондон — Мехико. Участникам предстояло преодолеть 26 тыс. км по дорогам 25 стран Европы и Южной Америки, пройдя каменистыми пустынями, высокогорными (до 5 тыс. м) дорогами, по травяным зарослям, пыли, грязи, снегу.

Пять голубых «четыреста двенадцатых» с черными капотами были готовы ко всем испытаниям. Для защиты поперечины передней подвески, картеров двигателей и коробки передач каждую машину снабдили предохранительными поддонами из толстого стального листа. Разумеется, езда по бездорожью, да еще с высокой скоростью создает повышенные нагрузки на детали несущего кузова. В нужных местах его вварили усилители и косынки. Поскольку соревнования не прекращались и ночью, все «Москвичи» получили мощные йодные (галогенные) фары, прожекторы. Специальные шины, смонтированные на колесах с широкими ободьями, обеспечили лучшую устойчивость автомобилей на трудных участках трассы. «Москвичи» снабдили усиленным диафрагменным сцеплением, усовершенствованной коробкой передач с синхронизаторами на всех ступенях, гидровакуумным усилителем тормозов.

Девяносто шесть экипажей стартовали 19 апреля из Лондона. 27 мая в Мехико финишировали 23 автомобиля. Четыреста часов провели участники марафона в пути, четыреста часов на пределе возможностей работали машины.

В командном зачете среди фирм «Москвичи» заняли почетное третье место. В личном зачете советские экипажи, стартовавшие на «Москвичах», вышли на двенадцатое, шестнадцатое и двадцатое места.

Но дело не только в исключительной надежности наших автомобилей и высоких результатах. Когда наши спортсмены мчались по дорогам Латинской Америки, когда аргентинцы, перуанцы, мексиканцы читали в газетах, слышали по радио слова «Москвич» советского производства, они получали неопровержимое доказательство индустриальной мощи Советского Союза, его успехов в автомобилестроении.

Пять голубых «Москвичей» вернулись домой. Они экспонировались на выставках, спортсмены, механики, рабочие, конструкторы были отмечены премиями, грамотами, благодарностями. Но самой главной наградой для коллектива завода имени Ленинского комсомола стало международное признание марки «Москвич».

Статья написана по материалам сайтов: www.kolesa.ru, novate.ru, www.all-oldtimers.com.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий